Наш Израиль

NYT: Израиль не нарушил международного права, разрушив иранское консульство в Дамаске

Иранское консульство в Дамаске являлось для Израиля легитимной военной целью, нормы международного права при ударе нарушены не были, хотя дипломатические миссии во всем мире считаются неприкосновенными, – пояснили эксперты по международному праву газете The New York Times. 

Обязанность охранять дипломатические миссии и не допускать нападений на них лежит исключительно на государствах, на территории которых эти миссии находятся, и обязанность защищать консульство Ирана в Дамаске, согласно международному праву, лежит только на правительстве Сирии, но не на Израиле, – разъяснили эксперты. 

Удар по консульству любой страны на чужой территории мог бы быть нарушением законов войны, если бы здание дипломатической миссии представляло собой сугубо гражданский объект и не использовалось в военных целях. В этом смысле статус консульства ничем не отличается от статуса других гражданских объектов, таких как школы и больницы.

Но известно, что Иран использует свои дипломатические миссии в качестве заграничных штабов КСИР. Послы в страны «оси сопротивления», включая Сирию и Ливан, назначаются из числа офицеров «Кудс», иностранного подразделения КСИР. В 2021 году в СМИ «утекла» запись слов тогдашнего главы МИД Ирана, Мохаммеда Джавада Зарифа – он признавал, что внешнюю политику Ирана определяет «Корпус стражей исламской революции», а не профессиональные дипломаты. 

Поэтому и с этой стороны консульство в Дамаске являлось легитимной военной целью. Мишенями атаки были иранские генералы, участвующие в войне против Израиля, ни один гражданский в результате не пострадал, так что не нарушено и требование «пропорциональности» – военный выигрыш достигнут ценой чисто материального ущерба.

Единственный сомнительный момент, позволяющий Тегерану обвинять Израиль в нарушении международного права, – это факт нанесения удара по территории третьей страны, как бы не принимающей прямого участия в оборонительной войне Израиля против ХАМАСа. Этот вопрос, по словам экспертов, в международном праве не проработан и остается спорным.  

This post was originally published on this site

Добавить комментарий