Наш Израиль

Отец освобожденного заложника Альмога Меира скончался за несколько часов до его возвращения домой

Фото: из семейного архива предоставленное для публикации в медиа (Йосси Ян с сыном Альмогом Меир Яном)

Отец Альмога Меира Ян, освобожденного заложника, скончался всего за несколько часов до возвращения своего сына домой. Йосси Ян так и не узнал, что его сына освободили из плена.

Альмог, вместе с Ноа Аргамани, Андреем Козловым и Шломи Зивом, был освобожден в субботу во время спецоперации в лагере Нусейрат в Газе.

“Мой брат умер от скорби и не успел увидеть, что его сын спасен. У моего брата остановилось сердце,” — поделилась Дина Ян, тетя Альмога, в эфире телеканала Кан.

“Мы сильно рады, что Альмог вернулся, но пока не можем полностью осознать всего произошедшего. Мы опустошены,” — добавила она, уточнив, что ее брат жил один в Кфар-Сабе.

“Йосси, мой брат, отец Альмога, не отходил от телевизора на протяжении всех восьми месяцев, надеясь узнать хоть что-то,” — продолжила Дина. “Он сильно любил Альмога, очень переживал и жаждил знать, что с ним . Он не смог это вынести это, каждое неудачное освобождение разбивало ему сердце.”

“Он потерял 20 килограммов,” — добавила она. “Он замкнулся в себе, не желал никого видеть. Все беспокоились о Йосси, но он ни с кем не общался.”

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу

Дина также рассказала, что получила звонок от армии с новостью об освобождении племянника, и что офицеры не могли дозвониться до Йосси.
“Я была настолько счастлива, что не знала, что делать,” — сказала она Кан и добавила, что поспешила к дому брата, чтобы сообщить ему радостную новость.

“Я ехала как безумная. Дверь у него дома была открыта, и я заметила, что он лежит в гостиной. Я кричала ему, но он не отвечал. Я увидела то, как выглядит его лицо, прикоснулась к нему, но он оказался мертв,” — вспоминала Дина.

Мать Альмога, Орит Меир, в интервью Армейскому радио сообщила, что ее сын чувствует себя нормально, но впереди долгий путь к полному восстановлению.

“Его похитители немного рассказывали ему о событиях, он знал о еженедельных демонстрациях за освобождение заложников и дебатах о призыве ультраортодоксальных мужчин в армию,” — рассказала она. “У него был своего рода календарь, дневник, и он знал, сколько дней он провел в плену. Он знал, что сегодня у меня день рождения, и знал месяц назад, что у него был день рождения.”

Кузина Шломи Зива, Лиель Ариэль, описала свои эмоции при встрече с освобожденным родственником в больнице.

“Шломи узнал всех. Я обняла его, почти задушила, закричала рядом с ним.” — поделилась она с Кан.

This post was originally published on this site

Добавить комментарий

Top.Mail.Ru